МЕНЮ
МЕНЮ
мифы о перенаселении планеты
Вам тут есть место
Одной из самых распространённых страшилок современности является мифология кризиса перенаселения – вера в то, что нас уже слишком много и это является основной проблемой человечества, которому уже не хватает ресурсов чтобы прокормить всех. Поэтому, дескать, чем меньше детей будет в семье, тем лучше, малодетность или бездетность – это вклад каждого человека в спасение цивилизации и экосистемы.
Эта мысль положительно освещается в ведущих современных блокбастерах и бестселлерах, существуют даже несколько публичных общественных движений и политических идеологий, завязанных вокруг этого страха и призывающих как минимум иметь меньше детей, а отдельные радикалы даже пропагандируют эвтаназию просто ради решения этой проблемы (по какому-то недоразумению сами при этом её не применяя).
Из дошедших до нас чётких письменных свидетельств, одним из первых проблему кризиса перенаселения озвучивал древнеримский богослов Тертуллиан (ведущий идеолог латинской церкви, положивший также начало известной формуле «верую, ибо абсурдно») в начале III века, когда популяция человеческого населения Земли насчитывала 3-4% от современности, он уже писал, что «язвы, эпидемии, голод, войны и землетрясения должны рассматриваться как средство защиты народов, как средство обрезания роскоши человеческого рода». Следует отметить, что уже Тертуллиан ожидал ближайшего для него эсхатологического конца света, что позволяет лучше понять и его мотивацию восприятия жизни – как необходимого мучительного пути аскетизма для лучшего загробного будущего.
С тех пор, исчезла Римская империя, сильно изменилось раннее христианство, однако проблема перенаселения не оставляла мыслителей. Самым известным из их теоретиков безусловно, остаётся Томас Мальтус, который на рубеже XVIII и XIX веков, когда население мира уже достигло 1 млрд. человек, или около 12% современной численности, сформулировал свою знамению формулу что воспроизводство населения будет опережать рост его производительности, а значит необходимо, либо принять как данность множественные случаи массовых смертей, либо принимать целенаправленные меры против рождаемости. Считается, что в значительной мере в результате этих соображений, Великобритания неоднозначно повела себя во время Великого Голода в Ирландии, сократившего население этого острова в два раза.
Агитационный плакат «Одна семья - один ребенок» в Китае
В XX веке сразу в разных концах мира правительства предпринимали целенаправленные меры против высокой рождаемости, например, в коммунистическом Китае, по сообщениям самих партийных функционеров, удалось предотвратить благодаря политике «одна семья – один ребёнок» рождение не менее 300 млн. человек. Уже в 90-х годах в Перу применялась стерилизация почти 300 тысяч женщин из беднейших слоёв. В Индии она применяется до сих пор, только с 2013 до 2014 годы там было стерилизовано более 4 млн. человек, 85% государственного бюджета на планирование семьи выделяется именно на подобные практики. Разумеется, нельзя в этом повествовании упустить и Гитлера с другими теоретиками нацизма, и аналогичных систем, искренне верящих в ограниченность жизненного пространства, в праведной борьбе за которое все средства хороши. Нынешние продолжатели их дела куда более интеллигентны, однако в фундаментальном для них произведении «Пределы роста» 80-х годов XX века, прорабатывается в сущности то же самое – ресурсов на всех не хватит, а значит необходимо резко ограничивать численность населения планеты для избегания всеобщего коллапса.
Римский клуб — международная общественная организация (аналитический центр), созданная итальянским промышленником Аурелио Печчеи и генеральным директором по вопросам науки ОЭСР Александром Кингомruen 6—7 апреля 1968 года, объединяющая представителей мировой политической, финансовой, культурной и научной элиты.
Следует понимать исторический контекст, когда «Пределы роста» Римского клуба появились на свет – это были последние годы сохранявшихся пиковых показателей увеличения численности населения Земли, когда каждый год наша популяция прирастала на 2%. На данный момент динамика сократилась в два раза, во всех развитых странах наблюдается тренд на сокращение рождаемости в прямой и чёткой взаимосвязи от уровня образования и эмансипации женщин. Хотя в странах третьего мира ситуация, безусловно, иная, однако это отдельная макрорегиональная программа, диаметрально отличающаяся от нашей проблематики.

На постсоветском пространстве ситуация ещё необычней, здесь наблюдается не просто сокращение рождаемости, но и стремительная депопуляция, позволяющая в отдельных, наиболее депрессивных регионах (Донбасс) говорить о полном исчезновении населения через 75 лет продолжения нынешних демографических тенденций. В большинстве стран ситуация не такая критичная, однако тоже далёкая от элементарного воспроизводства популяции.

«Пределы роста»
Обложка первого издания
В ноябре 2017 года в заявлении 15364 ученых из 184 стран указывалось, что быстрый рост численности населения является «основной движущей силой многих экологических и даже социальных угроз».
Тем не менее, даже в академической среде проблема кризиса перенаселения остаётся самой значимой. В 2017 году, 1/3 нобелевских лауреатов, обозначили именно её в ходе соответствующего социологического опроса. Следует, однако учитывать, что нобелевская премия в гуманитарных науках выдаётся лишь по литературе, а средний возраст номинантов превышает 70 лет, т.е. для этих людей проблематика эпохи «Пределов роста» Римского клуба также инерционно остаётся в основном фокусе внимания.
Следует признать, что опасения, исповедуемые данными теоретиками имеют под собой даже прецедентную практику, однако явных примеров этого не много, прежде всего можно вспомнить печальную судьбу острова Пасхи – крайне удалённого клочка земли в середине Тихого Океана, где сначала были истреблены все деревья, а потом и существовавшая там достаточно развитая цивилизация, практически уничтожила себя, лишившись базового компонента своей экономики, устранив для себя шансы и на судоходство, благодаря которому они могли бы вырваться от туда.

Однако, мы и не на острове Пасхи, мы живём в глобальном открытом мире в бесконечной вселенной. На практике это означает, что скепсис в отношении способности науки и кооперации решать проблемы дефицита ресурсов, не подтверждается историей.
Иллюстрация на фоне - граница Гаити и Доминиканской Республики - при совершенно сходной географии, в разных странах (даже на одном маленьком острове) из-за разницы политических и экономических укладов принципиально различается и экологическое положение. С численностью населения это не так сильно связано, как с эффективными мерами по защите природы и модернизации экономики. Сегодня площадь лесов увеличивается не только в таких демографически проблемных странах как Япония, но и в странах с увеличивающейся численностью населения (ЕС, США, Китай, Индия и т.д.). Основной фактор (более 50%) вырубки лесов - это наиболее примитивное, подсечно-огневое земледелие, до сих пор практикующееся во многих малоразвитых странах с архаичными укладами.
Если взглянуть на график динамики численности населения, покажется, что «демографический взрыв» - это явление только современности.

Однако, при детальном рассмотрении видно, что ситуация на различных континентах не так однозначна.
Но это всё – оптическая иллюзия абсолютных, а не относительных цифр, тогда как как при ещё более детальном рассмотрении выяснится, например, что если за последние 2 тысячи лет наша численность увеличилась в 25 раз, то, например, за предыдущие 8 тысяч лет, она увеличилась в 60 раз.

Данное видео является яркой иллюстрацией объясняющей суть нашей проблемы
Если представить, что мы все вдруг сойдём с ума и вернёмся к первобытному, доаграрному строю охоты и собирательства, то ресурсы дикой природы кончатся уже через несколько дней, после чего нас ждёт тотальный голод и вымирание. Умопостроения «Пределов роста» и аналогичных прогнозов строятся на тех же странных допущениях и логических ошибках.
В конце XIX века, до массового появления автомобилей, находилось не мало паникёров, на полном серьёзе заявлявших, что современную им цивилизацию ждёт коллапс из-за переизбытка гужевого транспорта, в навозе которого буквально захлебнутся города той эпохи.
До того момента, когда наши предки вышли из Африки, могло бы показаться что нас ждёт в ней давка и голод, однако мы расселились по всей умеренной зоне суши планеты.

Во времена исторической охоты и собирательства, когда наша численность в мире не превышала 5 млн. человек, могло бы показаться, что буквально сейчас мы истребим последнюю дичь и выкопаем последние коренья, после чего нас ждёт голодное вымирание. Однако вместо этого мы открыли для себя сельское хозяйство и смогли увеличить свою популяцию с тех пор в 1500 раз.

Мальтус в своё время, когда пророчил миру голодную смерть прямо заявлял, что в способности совершенствования сельского хозяйства своей эпохи он не верит. Уже через 100 лет после этого, например, в сельском хозяйстве США насчитывалось 40% населения этой страны, удовлетворявшей свои потребности и игравших серьёзную роль в мировом аграрном рынке. В конце XX века доля занятых в сельском хозяйстве в США сократилась до 0,5%, однако его продуктивность и выработка с тех пор несоразмерно выросла.
Взгляните на эти карты:
Красный – районы с высокой плотностью населения на 1994 год.
Численность населения на кв. км.
Наглядно видно, что проблема кризиса перенаселения, мягко говоря далеко не носит универсальный характер.

Данные инфографики позволяют понять это ещё лучше:
В общем-то не нужно особых инфографик, чтобы признать, что в мире, даже на нашей планете, ещё есть очень много свободного места. Однако, может быть эти огромные площади не в состоянии прокормить уже имеющееся население?

Бессмысленно говорить о голоде в целом, эту проблему для всей планеты невозможно отделить от иных факторов. Конкретно в применении к проблеме соотношения плотности населения и способности территорий себя прокормить, достаточно понимать, что даже такие, по современным мерками сильно заселённые страны как Индия, Китай и даже Япония производят достаточно пищи чтобы себя прокормить и даже сталкиваться с проблемами регулярного переизбытка своей аграрной продукции, являясь при этом серьёзными аграрными экспортёрами в глобальной экономике.
При этом, аграрная революция продолжается, как бы мы не проклинали ГМО, однако благодаря им производительность сельского хозяйства ещё можно усиливать на порядки, снижая зависимость от химикатов и минеральных удобрений. Например, уже сейчас промышленно используется ГМ-лосось который растёт в 2 раза быстрее. Но даже без генной инженерии, в сельском хозяйстве нас ожидает ещё несколько перспективных и масштабных революций, связанных с развитием агротехнологий в применении к водным ресурсам (а это – 2/3 планеты) и гидропоникой (а она позволяет и вовсе выращивать еду, прямо не выходя из жилых домов, занимая минимум пространства и располагаясь сколько угодно вертикально), не говоря уже о перспективных направлениях синтетической пищи которая полностью устраняет фактор пространств и оставляет только вопрос доступности необходимых для синтеза химических элементов.
Теперь о химии, это пока самое слабое место для критики, т.к. вся наша экономика остаётся крайне зависимой от ограниченного перечня, прежде всего в виде исчерпаемых углеводородов.
Для этого даже придумали специальные термины «пик нефти» и «пик газа» - моменты, когда все доступные для добычи ресурсы по профилю начнут сокращаться, пока полностью не закончатся, что должно произойти уже видимо в этом, XXI веке, хотя, учитывая «сланцевую революцию» и слабо изученные запасы углеводородов под водой и в арктических зонах (т.е. в абсолютном большинстве поверхности планеты), всё не так однозначно.

Но, будем пессимистами и предположим, что это случится совсем скоро, что тогда? Добыча угля достигла своего исторического пика в 2013 году (8 млрд. тонн) и с тех пор каждый год сокращается, а его мировые запасы достигают почти 900 млрд. тонн, поэтому не трудно подсчитать, что его нам хватит даже при остановке тенденции на сокращение потребления, ещё на тысячу лет.

Вероятно, за это время, пройдя через какой-то период возрождения стимпанка, мы сможем решить эту проблематику, даже если игнорировать нынешние тенденции стремительного развития возобновляемых источников энергии.
А тут есть чем похвастаться, например, выработка солнечной энергии идёт в экспоненциальном росте.
Всё особенно оптимистично, если посмотреть на эти две схемы:
Т.е. развитие солнечной энергетики идёт вовсе не вслед за географической предопределённостью, а просто немцы так решили и развивают её опережающими темпами, полностью перечёркивая этой технологией старое географическое проклятье несправедливости различных стартовых условий. А это ведь – лишь малая часть, есть ещё стремительно развивающаяся энергия ветра воды, приливная энергетика, геотермальная выработка и т. д.

Учитывая, происходящую в данный момент нанореволюцию, всё ещё много более оптимистично, так как развитие технологий манипуляций с пространством на атомарном и молекулярном уровнях, очень скоро позволит синтезировать любые необходимые вещества и соединения в любых объёмах и любых мыслимых формулах и формах. Уже сейчас аддитивные технологии стали общедоступными (дешевле смартфона) и позволяют достаточно дёшево создавать любые пластиковые объекты. Страшно представить, что будет с экономикой, когда Ваш домашний 3D-принтер сможет напечатать за несколько минут слиток золота или горсть алмазов, но это именно то, что нас наверняка ожидает до конца этого века. Это не так уж и революционно, по сравнению с мгновенным доступом ко всему объёму человеческих знаний и мгновенной связи, которые дал нам Интернет. Таким образом остаётся одно единственное ресурсное ограничение – связанное с доступностью электроэнергии.
А ведь в 2018 году Китай уже создал и начал тестировать первую космическую солнечную батарею, направленно передающую лучами получаемую энергию дальше и тем самым открывая путь для совершенно бескрайних по нашим меркам объёмов доступной энергии, черпаемой прямо из космоса.

Нам кажется, что люди вроде Мальтуса или Римского клуба – просто обладают проблемами с фантазией и не интересуются технологическими новинками. Впрочем, безусловно, все эти инновации были бы мало реалистичны, без скептиков и паникёров, которые на каждом витке нашего развития обещают нам скорую гибель и страдания если что-то решительно не предпринять.

Тем не менее, если внимательно рассмотреть изложенные здесь факты, станет достаточно очевидно, что объективных оснований для того чтобы считать кризис перенаселения глобальной проблемой человечества – нет. Однако это серьёзная региональная проблема, актуальная для целых континентов, вроде Африки, но это уже другая история и тема отдельного разговора.

Нам же здесь важно понять, что если Вы не живёте в трущобах где-то в совсем малоразвитой стране и Ваш уровень жизни и образования позволяет Вам делать осознанный выбор в пользу деторождения, то неких экологических и общечеловеческих аргументов против этого не существует. Для Вашего ребёнка места и ресурсов в этом мире хватит, если Вы, конечно, будете ответственными родителями, однако это тоже совсем другая история.
Made on
Tilda