МЕНЮ
МЕНЮ
О нравственности ВРТ и безнравственности их критиков
Вопросы этики
В других статьях мы раскрываем, почему технологическое решение проблемы национальной репопуляции необходимо[1] и актуально[2]. Здесь мы должны остановится на основном препятствии, с этим связанным. Низкая степень доступности ключевой на наш взгляд вспомогательной репродуктивной технологии (сурматеринства), банальная дороговизна этой услуги, а также низкая её популярность, в конечном итоге являются следствием общей проблемы – не достаточной легитимности и искажённого психологического восприятия данной технологии в представлении широких слоёв населения.

Даже на уровне своего нормативного регулирования, которое вроде бы должны разрабатывать технические специалисты, существует ограничение данной технологии в России только медицинскими основаниями (на практике конечно не исполнимое, но всё же многих от неё отпугивающее).

Впрочем, это мелочи, по сравнению с по настоящему плачевным положением данной технологии на международном уровне, т.к. в большинстве стран где в принципе дошли до регулирования данного вопроса, она запрещена:
Вас не должен обманывать фиолетовый и голубой цвета в этой схеме, так как ограничение технологии суррогатного материнства только близкородственными связями или некоммерческими формами равносильно его полному запрету, в статистических масштабах (попробуйте ограничиться в пользовании интернетом только благотворительными провайдерами и поставщиками – кровными родственниками).

России в этом вопросе ещё «везёт», так как масштабы разворачивающейся с краха СССР демографической катастрофы позволяют немного адекватней смотреть на ситуацию, хотя до полной вменяемости нам конечно всё равно ещё очень далеко.

Развитие технологий в принципе, вспомогательных технологий в целом и в особенности суррогатного материнства в частности, всегда сопровождается активным противодействием со стороны людей и организаций, считающих себя моральным и этическими авторитетами.

Ситуация с суррогатным материнством очень мало чем отличается от прений, связанных с гелиоцентрической моделью мира, например, с той лишь разницей, что доказывать здесь особенно нечего (противники этой технологии не отрицают факт её существования), зато прямо здесь и сейчас она касается не узкого перечня отраслевых специалистов, а влияет на поведение всех репродуктивно активных людей.

Какие же аргументы существуют «против» суррогатного материнства в частности и ВРТ в целом?

В первую очередь отдельные религиозные организации и идеологи некоторых религий, встали резко против применения данной технологии. Следует отметить, что далеко не все, например, индуистские течения и реформистский иудаизм поддерживают суррогатное материнство, также ВРТ поддерживают шииты, в то время как сунниты, католики и православные на официальном уровне осуждают данные технологии.

Впрочем, в том числе и религиозные аргументы, сводятся к вполне «прагматичным», «рациональным» соображениям, в которых религиозные деятели образуют достаточно уникальный союз с светскими критиками (пожалуй, это единственный вопрос, по которому «либеральные прогрессисты», могут так тесно сближаться с «почвенническими традиционалистами»), риторику которых можно обобщить до следующих тезисов:

- Суррогатное материнство подрывает обычные формы репродукции, отделяя половой акт от функции размножения, тем самым лишая первый его миссии по продлению человеческого рода. Это, видимо самый слабый аргумент, актуальный только при установке что половой акт в принципе в чём-то виноват и нуждается в какой-то легитимации, разбираться с чем мы оставим людям, в принципе отрицающим биологическую природу человека. Все, кто не успел родится в результате ЭКО, возникли в результате этого и здесь есть явное внутреннее противоречие – если кто-то осуждает секс, то технологии позволяющие и без него воспроизводиться, специально для них буквально внедряют массовую практику непорочного зачатия. Впрочем, разбираться с этим они не хотят или просто неудобные сравнения желают избежать?

- Суррогатное материнство причиняет страдания вынашивающим матерям, которые вынуждены отрывать от себя младенца для передачи третьим лицам (генетическим родителям). Разумеется всё происходит сугубо добровольно и легко проверяется социально-психологическими исследованиями, достаточно ясно уже показывающими, что большинство суррогатных матерей удовлетворено своим опытом и не испытывают в связи с этим трудности. Тот небольшой % случаев, когда суррогатные матери испытывали дискомфорт из-за самой процедуры, необходимо, во-первых, ещё посчитать, а во-вторых - отделить от случаев их стигматизации, тем самым морализирующим и «заботящимся» о них общественном мнении, а также чисто техническим проблемам организации процесса, безусловно ещё очень далёкого от идеально отработанного, особенно в вопросах массовой психологии, что на самом деле также можно связать с проблемами становления данной отрасли и обернуть против тех кто её маргинализирует.

- Суррогатное материнство равносильно торговле людьми и их сексуальной эксплуатации. Это – самый часто встречающийся аргумент «против» в мировых масштабах, например, нормами ЕС суррогатное материнство запрещается именно на основании этого аргумента. Однако, с той же логикой можно говорить о подобной работорговле в любом случае продажи своего рабочего времени, услуг или таланта, с той поправкой, что общественное благо в данных отношениях обмена вряд ли можно с чем-то ещё сравнить, так как здесь в результате кооперации появляется самое ценное - новый человек, а, следовательно, по логике вещей, должно не запрещаться, а напротив, сильнее всего поддерживаться и уважаться. Очень странно, что зарабатывать при помощи своего мозга, рук, ног или мускульной силы – приемлемо, а при помощи других частей тела – нет. Особенно это странно выглядит на фоне того, что в многих странах, где с этой логикой существует запрет суррогатного материнства, при этом легализована проституция (в т.ч. в Германии, Австрии, Швейцарии, Италии, Турции или Испании). Важно при этом понимать, что суррогатные матери не только не жертвуют собственными детьми в пользу платных услуг (т.к. стандартно в качестве таковых нанимают уже ранее рожавших матерей с собственными детьми), но добровольно зарабатывают на этом хорошие деньги, при помощи которых могут себе позволить улучшить обеспечение своих собственных семей.

- Суррогатное материнство вредит семьям, которые при помощи него заводят детей, т.к. они лишены особой психологической связи с ребёнком на этапах его внутриутробного развития. Выяснить это к сожалению, пока затруднительно, зато уже проводились исследования по сравнению психологических отношений в семьях с разными способами репродукции с уже подросшими детьми[3]. При сравнении семей, воспользовавшихся сурматеринством и обычными родами, в возрасте ребёнка одного года, родители с суррогатным материнством показали большее психологическое благополучие и адаптацию к родительству, чем те, кто рожал естественным путем; различий в детском темпераменте не наблюдалось. В возрасте двух лет родители через суррогатное материнство показали больше позитивных отношений между матерью и ребенком и меньше родительского стресса со стороны отцов, чем их коллеги по естественному зачатию, не было различий в развитии ребенка между этими двумя группами. В семилетнем возрасте семьи суррогатного материнства и донорства яйцеклеток также не было различий в позитивном или негативном отношении матери или адаптации ребенка. Имеющиеся данные наблюдений таким образом, напротив, говорят о большей пользе для психологического климата в семьях практик суррогатного материнства, что можно объяснить отсутствием стрессового и травмирующего опыта периода беременности и родов матери, в полной мере равенством положений отца и матери, а также 100% ожидаемостью и желанностью подобного ребёнка в семье.

- Суррогатное материнство создаёт основания для усиления неравенства
, когда более состоятельные семьи, способные себе это позволить, смогут иметь больше детей. Этот аргумент далеко не так распространён публично, как предыдущие, но представляется, что он является основным, который просто не очень прилично озвучивать, поэтому используются другие попытки рационализировать проблему и получается не очень убедительно.

Вполне можно допустить, что одного этого аргумента будет достаточно, даже без особой его популяризации, чтобы в ходе большинства референдумов запретить суррогатное материнство как практику, вызывающую зависть и страх неравенства.

Здесь следует уточнить, что любая технология во время своего появления доступна для не многих наиболее состоятельных, однако по мере её отработки и популяризации, происходит снижение её стоимости и увеличение доступности. Так случалось буквально с каждой инновацией и мы уверены, что это ждёт и суррогатное материнство, особенно учитывая стремительное развитие технологий искусственного вынашивания (позволивших по состоянию на начало 2019 года, снизить порог выживания при преждевременных родах с нормы в 37 недель до 22 недель), а значит, в исторической перспективе когда-то можно будет полностью отказаться от участия человека в этом процессе.

А пока этого не произошло женщины – суррогатные матери, из наиболее бедных слоёв и стран, не имеющие возможности или желания заниматься другими, более специализированными работами, получают прекрасную возможность участвовать в глобальном рынке труда, куда более безопасном и достойным образом, чем значительное число альтернативных профессий и способов заработка, выходящих далеко за пределы сексуальной эксплуатации, но включающих любой низкоквалифицированный или малопрестижный, а также опасный труд.
Нужно иметь крайнюю степень лицемерия, чтобы на фоне миллионов уборщиц, официанток, крестьянок, работниц вредных химических производств и пр. и пр., рассуждать о том, что носить и рожать за деньги наиболее желанных детей – это нечто аморальное и дискриминирующее. Строго говоря, даже кумиры миллионов - творческая «интеллигенция», торгующая хотя бы на глянцевых обложках или театральных площадках своей сексуальностью – совершают куда более спорный моральный шаг, чем женщины, помогающие кому-то завести детей.

Кроме того, следует понимать, что вся современная цивилизация идёт по пути смягчения и искажения «естественного отбора», будь то та же медицина или любая социальная помощь в целом – всё это в конечном итоге позволят выжить и продолжить род наименее защищённым и слабым представителям нашей популяции. Суррогатное материнство сейчас является первым за многие поколения и уникальным в своём роде способом поддерживать воспроизводство не наименее защищённых, но наиболее приспособленных индивидов, способных его себе оплатить.

В ином случае, получается именно так:
Конечно же, ВРТ не смогут преодолеть общего тренда на гуманизацию «естественного отбора», но позволят хотя бы немного поддержать наиболее активно вымирающих лиц с наибольшими волевыми качествами и талантами, которые социальными пособиями не пользуются, а напротив, умирают раньше других на рискованных предприятиях или от переутомления, не успев оставить после себя потомство.

Отказывать наиболее экономически активным людям воспроизводиться хотя бы так, при помощи суррогатного материнства, значит, как раз проявлять неравенство и объявлять настоящий биологический геноцид людям, на чьих плечах и усилиях держится наша цивилизация, да и просто более активных налогоплательщиков, при депопуляции которых нельзя будет оплачивать и никакие социальные программы по социальному выравниванию.

Поэтому, буквально все аргументы «против» суррогатного материнства, на поверку оказываются своей полной противоположностью. Тем не менее, суррогатное материнство остаётся неким маргинальным и часто запрещённым явлением, осуждаемым большинством, вопреки тому, что никаких этических или просто прикладных аргументов против него, способных пережить простейшую критику и сверку с фактами, не существует. Впрочем, в мире много подобных вещей и это всеобщее неприятие явления на данном этапе как раз доказывает его актуальность, ведь иначе бы и не было проблемы депопуляции общества.
Made on
Tilda